Писатель-фантаст Сергей Лукьяненко

На самом деле жанр, в котором пишет Сергей, сложно назвать чистым фэнтези, скорее некой его смесью с фантастикой. Сам Лукьяненко называет свой стиль «фантастикой жёсткого действия», намекая на довольно напряжённую манеру описания повествований. Работающий на ниве отечественной фантастики уже два десятка лет, Сергей Лукьяненко издал более тридцати произведений, по достоинству оценённых многочисленными фанатами.

Вообще, Лукьяненко – один из самых известных российских писателей. По его книгам снимались фильмы, создавались игры, писались фанфики. Это было бы невозможно без постоянного совершенствования его как автора, осваивающего новые жанры и пробующего новый стиль письма.

Одним из самых известных циклов Сергея является «Ночной дозор».

Кто не знает сути произведения, кратко введу в курс дела. Действие разворачивается на Земле, где рядом с обычными людьми живут Иные – существа, способные работать с Сумраком. Всего существует семь его слоёв, последний из которых сливается с обычным земным. Сила мага определяется максимальным уровнем его погружения, а самому волшебнику присваивается ступень, соответствующая его реальным возможностям. Иные делятся на две противоборствующие группировки: Светлых и Тёмных.

Давным-давно они заключили договор о перемирии и для его соблюдения были учреждены специальные конторы: Ночной Дозор, управляемый Светлыми, и Дневной, подчиняющийся Тёмным. Дозоры призваны следить за корректным поведением противника, и в случае чего вмешиваться в совершаемые преступления. Так, Вампиры не могут нападать на людей без предварительного разрешения, а целители – безвозмездно лечить. Зло и Добро должно быть уравновешено – так гласит Древний Договор. Главный герой книги – Антон Городецкий, Светлый маг среднего уровня. В первой части он спасает неинициированную великую волшебницу Светлану, которая вскоре становится его супругой.

В последующих книгах автор ближе знакомит нас с жизнью обоих Дозоров, рассказывая удивительные истории, способные изменить жизнь на всей планете. В «Последнем Дозоре» Антон разрешает главное проклятие Иных, а его дочь Надя становится абсолютной волшебницей – высшая ступень мастерства.

Ещё раз повторюсь, уникальность Сергея Лукьяненко состоит в разнообразии его произведений.

Ярким тому примером служит трилогия «Лабиринт отражений».

Читатель попадает в фантастический мир будущего, в котором кто-то по удачному стечению обстоятельств изобрёл дип-программу, с помощью которой человеческий мозг погружается в очень качественную виртуальную реальность. Самостоятельно обычный человек выйти из этого состояния не может, поэтому он использует специальный таймер. Но бывает, что встречаются люди, способные самостоятельно входить и выходить из Дипа. Главный герой Леонид – один из них, дайвер. Они способны воспринимать Глубину как обычную нарисованную местность, а соответственно, могут делать вещи, недоступные «простым смертным». Книга очень нестандартная, а потому интересная, рекомендую её прочитать.

Хочется сказать о ещё одном удивительном произведении Сергея Лукьяненко, состоящего из двух частей: «Черновика» и «Чистовика».

Главного героя Кирилла как будто «вычёркивают» из жизни. Его забывают друзья, родственники, он пропадает изо всех баз данных – просто исчезает из реального мира. Впоследствии Кирилл становится Хранителем башни, которая связывает разные миры. Оказывается, людей, которых стирают из внешнего мира, называют функционалами. Они в совершенстве владеют какой-то профессией, но другие навыки им недоступны. Кирилл решает разобраться, в чем дело, и отправляется в главный мир функционалов. Пройдя через множество передряг и приключений, он всё решает для себя самостоятельно, но об этом читайте в книге.В активе у Сергея Лукьяненко имеется ещё много прекрасных романов: «Звёздный Лабиринт», «Искатели Неба», «Линия Грёз» и другие. Каждый из них написан по-своему, поэтому каждый раз открываешь что-то новое для себя. Но лучше один раз прочитать, чем семь раз услышать описание…

А вот ваше мнение о писателе-фантасте Сергее Лукьяненко хотелось бы прочитать. Возможно даже иной взгляд.